Рассказы и секс истории

Милая соседка Оля

Босс был сложный. Два часа безуспешных попыток – и вот я уже почти опустил его здоровье до одной четверти. Оставалось совсем немного, надо только вовремя уклоняться от спец-атак и следить за полоской энергии, а потом меня наконец ждет отличная награда (ведь она просто обязана быть отличной за такие мучения)… — и тут раздался звонок в дверь. Я чертыхнулся и поставил игру на паузу. Кого еще нелегкая принесла в самый ответственный момент! С угрюмой миной на лице я встал и поплелся к входной двери. Открыв ее, я обнаружил на пороге тетю Олю с соседней квартиры.

— Привет, Максим – приветливо поздоровалась она, – Выручишь соседку? Я совсем забыла про соль, а времени идти в магазин уже нет! Можно у вас одолжить? Я завтра все верну!

— Да… не надо возвращать, берите так сколько надо – ответил я, мысленно представляя себе, как я наношу боссу финальный удар – там на кухне прям на столешнице стоит.

— Ой, спасибо – прокудахтала тетя Оля и мигом проскользнула на кухню. – А можно еще специи глянуть?

— Ага, — буркнул я и последовал за ней. Тетя Оля уже открыла ящик со специями и, нагнувшись, копалась в них, довольно мурлыкая себе что-то под нос. Я молча уставился на нее. Только сейчас я заметил, что одета она была не как обычно. Черные чулки, туфли, серая обтягивающая юбка со светлой блузкой, и все это смотрелось на ней очень даже неплохо.

«А у нее ноги даже очень ничего» – отметил я про себя, — «довольно соблазнительные, никогда раньше не замечал. Да и фигура, впрочем, тоже». Для своих почти сорока в таком прикиде она смотрелась очень хорошо. «Интересно, а нижнее белье у нее тоже черное?» – подумал я, но как ни странно (сарказм если что) задал совершенно другой вопрос.

— А зачем вам соль? – поинтересовался я из любопытства. — Гостей ждете?

— Да – радостно ответила она, как будто это был самый приятный вопрос в мире – ко мне в гости должен прийти один очень серьезный человек. Понимаешь?

Слепив на своем лице нечто напоминающее понимание, я утвердительно кивнул головой. В моем воображении почему-то нарисовался пожилой дядечка в черном костюме, в квадратных роговых очках, и с газетой в руках. И с папиросой. Очень серьезный. И наверняка он директор библиотеки. Или он… э-э-э… ой, да ладно, утихомирил я свое воображение, конечно же она не это имела в виду.

— А ты чем занят, готовишься, наверное, к вступительным экзаменам?

Она уже нашла все что ей было надо, и стояла передо мной с пакетиками специй в руках.

— Ну… да… — соврал я, хотя если считать залипание в игру подготовкой к подготовке, то может и не совсем… Интересно, я краснею когда вру?

— Давай, молодец, занимайся – лучезарно проворковала она и двинулась к выходу.

И тут меня черт дернул за язык спросить ее — давно ли она с знакома с этим очень серьезным человеком. И это когда меня ждет босс! Но было уже поздно. Соседку как будто прорвало, и она вывалила на меня кучу ненужной информации. И вот, вместо того, чтобы спокойно снова упасть за комп, мне пришлось несколько минут слушать, как ее знакомая помогла ей зарегистрироваться на некоем закрытом сайте знакомств для очень серьезных людей, про который знают очень немногие, и как она долго обхаживала там одного очень серьезного – ну разумеется, других там и быть не может – человека, и как там вообще все было сложно, и какая она таки молодец – (вместо одного дядьки в очках в моей воображаемой библиотеке их уже сидело с десяток, все они молча курили папиросы и пялились с академическим интересом на плакат с изображением соседки на стене)…

— Ты представляешь сколько там у меня было конкуренток? – прервала соседка полет моей фантазии своим вопросом. Я снова попытался сделать понимающее лицо.

– Но придёт он сегодня именно ко мне! – просияла она, — и уж поверь мне, я такой шанс не упущу!

Я подбадривающе улыбнулся.

— Большое спасибо, и… ты славный мальчик, Максим — блеснула она улыбкой на прощание и скрылась за дверью, сияя как начищенный пятак.

Щелкнув замком, я мигом развернулся и бросился к компу. И вот игра снята с паузы, удар, уворот, еще удар… и… о черт! Ну конечно же! Энергия! Все эти разговоры о серьезных дядьках на закрытых сайтах знакомств совершенно выбили меня из колеи, и я напрочь забыл следить за полоской энергии. Пальцы бешено стучали по кнопкам в попытке исправить катастрофу, но было уже поздно. Мой герой замертво рухнул на землю, и я мрачно уставился на спину босса, медленно удалявшегося в свое логово. Уверен, что на его лице в этот момент играла ехидная улыбка.

— Ах ты… ну, гаденыш, жди, сейчас все будет – процедил я сквозь зубы.

Подготовка к новому заходу заняла около получаса – надо было заново пробивать дорогу к боссу, затем зачищать территорию, поставить новую точку сохранения, и вот уже я готов снова бросить вызов засранцу. И как только мой меч уже был занесен для первого удара по наглой противной морде зарвавшегося демона, дверной звонок опять разразился длинным звонком. Я снова чертыхнулся и уныло поплелся открывать дверь, и вот, – какая неожиданность, – на пороге снова стояла соседка. Только на этот раз она уже была в боевом макияже, с черным бумажным пакетом в руках, а нос уловил едва различимый запах хороших французских духов.

— Максим, — решительным шагом она пересекла порог моей квартиры и закрыла за собой дверь, — мне очень неловко тебя снова просить, но мне очень нужна твоя помощь.

Она вопросительно посмотрела на меня. Я едва подавил желание послать ее куда подальше, но врожденная вежливость, естественно не позволила сделать мне этого. Что ей надо на этот раз?

— Сахар? – наугад бросил я.

— Нет, — рассмеялась она, — не сахар. Понимаешь, у этого очень серьезного человека есть одно условие перед встречей, ну а мне должна была помочь подружка, но она, у нее такое случилось – соседка замахала рукой, — в общем, она не сможет. – А ты ведь хороший мальчик, правда же, – губы в яркой помаде растянулись в умоляющей улыбке, — я всю неделю готовилась к этой встрече, ну пожалуйста, войди в мое положение, ты же не бросишь соседку в беде?

Я представил себе как соседка целую неделю варит, жарит, тушит, запекает, постоянно поглядывая на часы, и вот вся эта гора еды теперь может пропасть совершенно зря. Я сочувственно посмотрел на нее. Соседка мялась с ноги на ногу, и выжидательно смотрела на меня. Эх…

— Ладно, тетя Оля- буркнул я, понимая, что про босса в ближайшее время придётся забыть.

– Что надо сделать?

— О, надо просто сделать пару фото, понимаешь, всего пару фото, он приедет в гости только если они ему понравятся – и тогда, — она глянула зачем-то наверх, — мои звезды сегодня наконец-то сойдутся, не зря ведь я столько времени угробила – затарахтела она.

– А знаешь, — продолжила соседка, — а давай называй меня просто Оля, к чему эти формальности, а? Можешь даже ко мне обращаться на ты, – она одобряюще заглянула мне в глаза.

Образ серьезного дядечки в моей голове превратился в статую из чистого золота, не иначе, раз этот тип может позволить себе диктовать такое.

— Ладно, ээээ… Оля, хорошо, в общем, — я неуклюже попытался перейти на фамильярный уровень общения, — на что будем снимать?

Оля торопливо сунула мне в руки свой телефон.

– Вот, у них на сайте есть своя чат программа, и там можно делать фото и сразу посылать, я правда не совсем разобралась как это делается…

— Хорошо, — я понял к чему она клонит, — я разберусь.

— Вот и отлично – просияла она, и зашла в мою комнату. Оглядевшись кругом и заметив на экране компьютера игру на паузе, она заговорщически подмигнула мне.

– Вот как ты к экзаменам готовишься, — хохотнула она, — ладно не бойся, я никому не скажу. У нас с тобой будет обоюдный секрет, правда?

Интересно, понимает ли она что моя игра совсем ни для кого не секрет? – пронеслось у меня в мозгу. Пытаясь сохранить серьезный вид, я кивнул головой.

— Договорились.

Соседка поставила пакет на пол, и устроилась на диванчике у стены.

— Ну, как мне сесть, я не очень умею позировать – призналась она.

Отлично, я еще и должен ей придумывать позы. К счастью, у меня были кое-какие соображения на этот счет – (я ведь в компе не только в игры играю, в интернете много всяких разных сайтов есть… гм… ну, вы поняли) – и мы принялись за дело.

Первые фото получились не очень, и пришлось переснимать. Оля послушно выполняла все указания, и вот набор из поз сидя – стоя готов. На этот раз фото получились очень даже неплохие, и пересматривая их, мне невольно в голову закрался вопрос – а чем интересно будут заниматься эти двое после ужина? И главное – как? Но я тут же отогнал от себя эти мысли – в конце концов, не мое это дело.

— Можно глянуть? – Оля подошла ко мне и с любопытством заглянула через плечо в телефон.

— Конечно, вот – я перелистал ей получившиеся снимки.

— Ого, — восхищенно ахнула она, — красиво! А у тебя талант, Максим – с улыбкой она похлопала меня по плечу. Ну что, разобрался как высылать?

— Сейчас, — я открыл чат сайта, и нашел функцию отправки – высылаем?

— Да, — она нервно сжала руки, — давай, отправляй!

Прошуршал звук отправки, и фото ушли в сеть получателю. Мы оба уставились на экран, ожидая ответа. Затем телефон завибрировал, и на экране чата выскочило ответное сообщение. Смайлик — большой палец вверх. Оля радостно захлопала в ладоши

– Максим, ты такой молодец!

И тут чат выплюнул новое сообщение, от которого у меня брови изумленно поползли вверх.

— «Для начала неплохо, люблю послушных шлюх» – написал очень серьезный человек.

К моему изумлению, Оля никак не отреагировала на подобное обращение к ней, это ее вообще нисколько не смутило. Она восхищенно прочитала сообщение, и ее рот растянулся довольной улыбкой.

— Супер! — Воскликнула она, и только сейчас заметила выражение моего лица.

— О, — догадавшись, чем вызвано мое удивление, поспешно затараторила Оля, — понимаешь, этот человек, ну, вокруг него постоянно такие крутятся, всякие, он конечно привык думать, что все женщины такие, но я, конечно, и близко не такая, – рассмеялась она.

— Вот когда он ко мне приедет, — продолжила она, — он наконец поймет, что такое порядочная женщина, — Оля гордо вскинула голову и выпрямила спину, — ну а пока… пока пусть он думает все что хочет, это сейчас неважно – и она снова растянулась в лучезарной улыбке.

Только сейчас до меня начало доходить, насколько серьезный этот… человек? Или босс? Настоящий босс, не в игре, а в жизни. Серая тень как будто нависла надо мной, и теперь этот тип незримо присутствовал с нами в комнате.

Экран телефона засветился, и в чате появилось новое сообщение – «А теперь возьми пакет, который я тебе прислал, достань розовую коробку, и открой ее». Скорее, это было даже не сообщение, а приказ. Пока я опять пытался осмыслить, как такое вообще возможно, просто приказывать делать другим людям все что хочешь, Оля торопливо открыла пакет, достала оттуда нужную коробку и начала распечатывать. Когда нам открылось ее содержимое, мы молча уставились на него.

— А что это такое? — посмотрев на меня, спросила Оля. Как будто я был должен знать все! Но, я, конечно, знал (еще раз спасибо интернету).

— Это… ммм… — замялся я, — в общем, это штука называться анальная пробка.

— Да? – удивленно произнесла Оля, и осторожно достала пробку из коробки. На ее конце расположился розовый шестиугольный искусственный камень, переливаясь на свету всеми оттенками. Оля задумчиво погладила пробку пальцем.

— Гладенькая такая… Ну надо же…

Она с интересом рассматривала новинку, когда телефон родил новое сообщение.

«Открыла?» — спрашивал очень серьезный человек. Оля торопливо взяла телефон в руки и ответила – «Да» — со смайликом в конце.

«Теперь засунь эту пробку себе в жопу и скинь фото» — поступил новый, не терпящий возражений приказ.

На моих бровях птица изумления в очередной раз расправила свои крылья. Я, конечно, все понимаю, но… да ни хрена я не понимаю! Внезапно я почувствовал себя человеком, который не знает об этой жизни ничего. Да, собственно, откуда-то мне и знать в мои восемнадцать лет. Я повернулся к Оле. Она стояла передо мной с анальной пробкой в руках, и умоляюще смотрела на меня.

— Максим, — осторожно начала она, — знаешь, эээ… мне очень неудобно тебя просить, но… и я понимаю, если ты откажешься, просто… просто если бы подруга приехала, мне бы, конечно, не пришлось, вот… в общем, не мог бы ты сделать как он просит? Пожалуйста, а? – она заглянула мне в глаза.

— Как он просит? – переспросил я, все еще находясь в небольшом ступоре от происходящего.

— Ну да, как он просит, помоги пожалуйста засунуть мне эту пробку в жопу и сделать фото!

Я молча вытаращился на нее.

— Ах да, — проронила Оля, сообразив причину моего недоумения, — Максим, если он говорит такие слова, значит, так и надо говорить, – с очень серьезным видом произнесла она, и стала похожа на учительницу, разъясняющую ученику какой-то очередной закон мироздания.

– Из песни как говорится, слов не выкинешь! – резюмировала она, и ее напомаженный рот опять растянулся в улыбке.

Ну и дела. В этот момент серьезный человек в моей голове уже стал даже не золотым, а бриллиантовым, посыпая ими голову сидевшей с ним рядом соседке.

— Ладно, хорошо, — выдавил я из себя наконец.

— Да? Вот и отлично, какой ты все-таки хороший мальчик, Максим! – радостно затараторила она, — поможешь? Я этой штукой никогда не пользовалась, даже и не видела такую раньше, что мне делать?

Я ненадолго задумался.

— Подожди здесь, — сказал я Оле, и пошел в соседнюю комнатку за цветком в небольшом вазоне. Вернувшись, я поставил его на стол.

— Облокотись на стол, сделаешь вид будто нюхаешь цветок.

— Отлично, — обрадовалась она, — хороша идея!

Нагнувшись и поставив локти на стол, она повернула ко мне голову – Так нормально?

— Ага, — ответил я. – А теперь… Ну…

— Да, да, сейчас – заторопилась она, задрала юбку одной рукой и немного приспустила трусики, ровно настолько, чтобы оголить анальное отверстие. От вида, который мне открылся, мое сердце заработало как во время спринта – нагнувшая соседка, стоя на высоких каблуках с задранной юбкой и приспущенными трусами немедленно заставила мой организм выбросить огромную порцию адреналина, и еще чего там. Я не спец, но по моим венам буквально пронесся ураган коктейля из химических веществ. Анальное отверстие Оли было аккуратное, темненькая овальная щель между двумя белыми, упругими ягодицами (и как они в такой форме в ее-то возрасте).

— Будешь вставлять? – спросила Оля, явно готовясь к новым ощущениям в ее жизни. К счастью, мой мозг еще был в состоянии соображать.

— Погоди, — ответил я, — так сразу нельзя, по-моему… Там вроде должна быть смазка еще.

Я заглянул в коробку и обнаружил нужный тюбик.

— На, держи, — протянул я ей смазку, — намажь… э-э-э… там, а то может быть больно.

— А ведь и правда, — засуетилась Оля, открывая тюбик и выдавливая смазку на палец, — надо же, как хорошо все продумано!

Она протянула мне тюбик и крышку, и пока я его закрывал, аккуратно смазала анальное отверстие. Теперь оно торжественно блестело, как парадных вход, приглашающий посетителей. Я взял анальную пробку, и осторожно вставил ее Оле туда, куда приказал серьезный человек. Она легко скользнула внутрь, оставив снаружи сияющий розовый камень. Оля еле слышно охнула (а может мне показалось), и спросила – Все уже?

— Да, — ответил я, и решив придерживаться словесного кодекса серьезного человека, добавил – Анальная пробка у тебя в жопе!

— Ого, — удивилась Оля, — так быстро и гладенько зашла, надо же, я почти ничего не почувствовала. Она осторожно поводила задом из стороны в сторону, и добавила — интересные ощущения, ничего не скажешь.

— Стой смирно, — сказал я, взял телефон, выбрал нужный ракурс и сделал фото.

Получилось отлично – на фото Оля, облокотившись локтями на стол, с задранной юбкой и приспущенными трусами, с интеллигентным видом наслаждается запахом цветка, стоящего перед ней, а в ее жопе сияет как бы между прочим анальная пробка.

— Есть, — отрапортовал я. Оля потянулась было уже рукой к пробке, но я ее остановил.

— Подожди, не вынимай, а вдруг твой серьезный человек захочет еще одно фото?

— А, ну да, действительно, — согласилась со мной Оля. Она натянула обратно трусики, опустила юбку, выпрямилась, и осторожно прошлась по комнате.

— А ничего так, с этой пробкой в жопе даже ходить можно – восхитилась она, прислушиваясь к новым ощущениям.

Я обнаружил, что понемногу начинаю привыкать к этому новому сленгу. Если мою соседку ничуть не смущает называть вещи своими именами, то, собственно, почему меня должно это смущать? Наконец она подошла ко мне, и я показал ей фото. Оля уставилась на него как зачарованная.

— Интересный ракурс, — наконец сказала она удовлетворенно, — а я неплохо выгляжу сзади, да, Максим?

— Очень даже, — согласился я, и помедлив, добавил, тренируя новый навык общения с людьми, — жопа у тебя красивая.

Как ни странно, но Оля явно обрадовалась такому комплименту, благодарно улыбнувшись мне в ответ.

— Спасибочки, ну что, тогда отправляй?

— Конечно, — ответил я, и ее фото с пробкой в жопе улетело к получателю.

Мы снова в ожидании уставились на экран ее телефона. Ответ не замедлил себя ждать – красный гневный смайлик заставил нас с недоумением посмотреть друг на друга.

-Ой, — выдохнула Оля, — Максим, а что не так?

Ее глаза беспомощно смотрели на меня, как будто я умел читать мысли серьезных людей на расстоянии. Я пожал плечами. Ведь фото и правда получилось отличное. К счастью, через несколько секунд прилетело разъяснение.

«Я не понял, почему не видно пизды???» Три вопросительных знака в конце недвусмысленно намекали на немедленные действия с нашей стороны. На этот раз подобное обращение уже не вызвало у меня особого удивления. Оля с облегчением выдохнула.

— Максим, сделаешь такое же фото, но уже с пиздой? Пожалуйста? – она снова умоляюще повернулась ко мне.

— Конечно! – уверенно ответил я. Кажется, я начал понимать вкусы серьезного человека.

Оля тут же снова облокотилась на стол. Я задрал ей юбку, и стянул ее трусы вниз до колен. Нет, так не годится. Немного подумав, я снял их полностью.

— Так лучше смотрится, они будут лишним элементом на фото, — объяснил я ей.

— А, хорошо, — сказала Оля, — сам смотри, как лучше, я тебе доверяю.

— Теперь расставь ноги немного шире плеч, и вогни спину.

Оля послушно расставила ноги, и задрала задницу вверх, полностью открыв мне вид своей пизды. Она у нее оказалась бритая, но с небольшой черной аккуратной стрижкой сверху, и я готовь был поклясться, что эта стрижка появилась у нее совсем недавно, естественно по приказу серьезного человека.

— Так нормально? – спросила Оля, обеспокоенно оглядываясь на меня.

— Сейчас, — ответил я, — дай оценить художественным взглядом.

Все было вроде неплохо, но ее наружные половые губы слишком торчали наружу, придавая вид ее пизды то ли вареника, то ли ракушки.

— Надо раздвинуть наружные губы – сказал я Оле, — а то не очень красиво.

— Хорошо, сейчас – засуетилась она, и попыталась одной рукой расправить их. Но так как она не могла видеть результат, получалось у нее это не очень хорошо.

— Нет, так не пойдет, — сказал я, — можно я сам сделаю как надо?

— Конечно, можно, Максим – поспешно отозвалась Оля, — тебе же там виднее.

Да уж, действительно, виднее некуда. Я положил пальцы на края ее пизды и аккуратно раздвинул. От этого прикосновения в недрах моих штанов начался настоящий шторм, и мне как-то сразу неудобно стало стоять. Пришлось немного присесть, чтобы продолжить работу. Но ведь никто и не обещал, что будет просто, сказал я сам себе и как мог, постарался игнорировать отвлекающие от дела импульсы. Я развернул Олины половые губы максимально в стороны и пригладил. Теперь ее пизда стала похожей на распустившийся бутон, наружные губы красиво лежали по сторонам, открывая внутреннюю часть. Стало намного лучше, но мне казалось, что все еще чего-то не хватало.

— Ну как? – спросила Оля, не в состоянии пока оценить результат, — так красиво?

— Сейчас, погоди еще — ответил я.

В моей в голове возник образ серьезного человека, он укоризненно смотрел на меня и качал головой. «Чего же тебе хотелось бы?» мысленно спросил я у него. Но серьезный человек только молча пялился. Внезапно меня осенило. Я быстро присел и плюнул Оле прямо на пизду. От неожиданности она вздрогнула.

— Что ты делаешь? – удивленно спросила она.

— Я навожу красоту, — объяснил я ей, размазывая пальцами свою слюну по ее пизде.

Теперь она вся блестела, слюна медленна стекала по краям и собралась крупной каплей на клиторе, в общем, композиция приобрела вполне завешенный вид.

— Вот, — удовлетворенно хмыкнул я, — теперь все как надо.

— Правда? – обрадовалась Оля, — молодец Максим, спасибо тебе!

— Да не за что, — ответил я, сделал снимок и тут же выслал его в чат.

— Ой, — спохватилась Оля, — а почему ты мне не показал?

— Спокойно, — заверил я ее, — нет смысла, снимок огонь, сейчас сама увидишь.

И правда, через пару секунд на экране высветилось «Ого!». В этом «Ого!» я даже почувствовал некоторое уважение к свой работе. «Мокрая пизда в слюнях, да ты талант!» — всплыло следующее сообщение. Я показал его Оле. Она вся засияла, ткнула меня пальцем и почему прошептала, как будто серьезный человек мог нас услышать, скажи она это громче:

– Это ты талант, Максим. Спасибо, что плюнул мне на пизду.

Судя по ее взгляду, я окончательно утвердился в ее глазах как настоящий волшебник, который помогает ей превратить ее жизнь в сказку.

Пока Оля со щенячьим восторгом переводила взгляд с экрана телефона на меня и обратно, телефон родил следующее указание. Впрочем, ожидаемо, даже Оля уже поняла, что конец желаниям серьезного человека еще не наступил, и она на всякий случай так и продолжала стоять раком с оплеванной пиздой и пробкой в жопе. В таком виде она еще больше стала напоминать мне учительницу, прямо как из моей подростковой мечты.

«Открой вторую коробку из пакета» — приказал серьезный человек.

— Я открою, стой пока так – бросил я Оле, и достал коробку.

В ней оказался искусственный член на присоске, совсем как настоящий. Оля с любопытством уставилась на него.

— Такого ты тоже еще никогда не видела? – спросил я ее.

— Ага, то есть, вживую не видела – ответила она, — дай потрогать, интересно какой он на ощупь.

Я протянул ей резиновый член. Она прилепила его на стол, обхватила ладонью, и начала делать медленные движения рукой по нему вверх-вниз.

— Ух ты, — сказала она, — прям как настоящий на ощупь.

— Хватит его дрочить, а то вдруг он кончит раньше времени, — заметил я ей.

— Думаешь? – хихикнула Оля, но руку убрала.

Я оглянулся на разбросанные вокруг коробки от пробки и резинового члена, и подумал, что это не дело, присел и начал собирать их в пакет. В это время вибромотор телефона, лежащего на столе, снова ожил, а затем я услышал, как Оля испуганно охнула. Засунув коробки обратно в пакет, а пакет под стол, я выпрямился посмотреть, что же там случилось.

— Вот, — обреченно пробормотала Оля и подвинула ко мне телефон, — что же теперь делать?

В чате красовалось новое сообщение.

«Возьмите с подружкой резиновый хуй (ага, вот как его надо правильно называть, отметил я про себя), приложитесь к нему языками с обоих сторон и вышлите мне селфи» — приказал очень серьезный человек.

Да, теперь я понял весь ужас положения. Ведь я-то совсем не похож на подружку Оли, и о том, что снимки делает не она, а я, серьезный человек даже не догадывался. Как же он отреагирует, если узнает, что его избранница стояла раком с мокрой пиздой не перед подружкой, а перед парнем из соседней квартиры?

Оля выпрямилась наконец, и села на кровать рядом со столом. Она уперлась локтями в колени и положила подбородок на ладони, обхватив пальцами щеки.

— Максим, что же делать? – жалобно протянула она. Ну да, вспомнил я, ведь в ее глазах я все еще волшебник.

— Даже не знаю… сказал я ей в ответ, — погоди, дай подумать.

Я наморщил лоб и сосредоточенно потер пальцами подбородок. Оля нервно барабанила пальцами по щекам.

— Знаешь, — сказал я наконец, — ты ведь настроена на серьезный отношения?

— Ну да, конечно, — закивала она головой, — как порядочная женщина я настроена только на серьезные отношения.

— Тогда лучше написать правду, — посоветовал я.

Оля испуганно уставилась на меня.

— Сама подумай, начинать серьезные отношения с обмана — это очень плохо, а вдруг он как-то узнает? Представляешь, что тогда будет? А ведь такой серьёзный человек наверняка узнает. А если сказать правду, то тогда 50 на 50 – или поймет или пошлет, но это, по-моему, лучшие шансы сейчас.

— Да, пожалуй, — после недолгого раздумья над моими словами наконец ответила Оля, — 50 на 50. Ты прав. Так лучше. Только – она вздохнула, — напиши ты, красиво, а то я боюсь, может, что-то не так еще ляпну.

Ну вот, я теперь за нее и общаться еще должен. Ну да ладно, какой же я тогда волшебник, если не помогу женщине, пиздой которой я любовался всего пару минут назад. Я взял телефон и начал писать.

«Дело в том, что подружка не смогла приехать, и пришлось идти делать фото к соседскому парню». Коротко и ясно. Я одобрительно кивнул сам себе на нажал на кнопку «отправить».

— Ну что там? – нетерпеливо заерзала Оля, — написал?

— Да, — ответил, я – теперь просто подождем.

Ждать пришлось недолго.

«Интересно» — выскочил ответ на экране телефона. А затем следующее сообщение — «А как зовут тебя, сосед?». Что-о??? Я испуганно огляделся по сторонам. Откуда он знает, что писал ему именно я? Теперь серьезный человек не казался таким уж призрачным, на секунду мне показалось что он прячется где-то в моей комнате, или следит за нами с какой-то скрытой камеры… Я тут же отмахнулся от этих бредовых мыслей, но неприятное ощущение, как будто за тобой кто-то наблюдает, осталось.

«Что, гадаешь, как я узнал, что пишешь именно ты?» — снова ожил телефон.

«Да» — ответил я.

В ответ пришло штук пять смеющихся смайликов. Оказывается, очень серьёзный человек может иногда веселиться.

«Очень просто, она пишет немного по-другому».

Вот черт. Будь я посообразительней, я бы и сам понял.

«Так как все-таки тебя зовут?» – настойчиво повторил экран чата.

«Максим» — ответил я наконец.

«Знаешь, Максим, должен заметить, что у тебя есть определенный талант».

Они что, сговорились называть меня талантливым сегодня, подумал я.

«Спасибо» — написал я в ответ, — «Так это значит, что вы не сердитесь?».

«Ну, скажем так, я конечно немного расстроен, что все идет не по плану, но, знаешь, так даже лучше».

«Лучше? Почему?» — не совсем понял его я.

«Значит так, скажи Оле, чтобы вместо резинового хуя она приложилась языком к твоему, сделай красивое фото – я знаю, ты умеешь, — и высылай».

Последнее сообщение серьезного человека снова приняло форму приказа, не подлежащего обсуждению.

— Ну что там? – опять оживилась Оля, которой надоело наблюдать за нашей перепиской, — он не сердиться?

— Ну, он сердиться, но перестанет, если ты вместо резинового хуя приложишь язык к моему, — ответил я, гадая, где находиться та граница, которую Оля не сможет переступить ради предстоящей встречи.

В глазах Оли снова вспыхнул огонек надежды.

— А… можно? Ты не против? – робко спросила она, — ведь это как-то…ну… тебе наверное будет очень неудобно передо мной.

Я понял, что этой границы, возможно, не существует вообще.

— Ну, тут как сказать, — ответил я, — раз я видел твою пизду и трогал ее руками, теперь ты имеешь право посмотреть на мой хуй и потрогать его своим языком.

— И то правда, — сразу же оживилась Оля, — Максим, спасибо, какой ты все-таки умница, что бы я без тебя делала! Как мне стать?

— Да не вставай, сиди, — ответил я. Подойдя к ней, я расстегнул ширинку и освободил наконец из тесного плена свой давно стоявший на Олю член. Какое облегчение!

— Ого, — Оля с интересом рассматривала мой хуй, — он у тебя… красивый, пожалуй.

— Твоя пизда мне тоже нравится, — отвесил я ей ответный комплимент. Оля довольно улыбнулась.

— Ну что, прикладывай язык, — скомандовал я. Оля послушно высунула язык и прикоснулась кончиком к головке.

— Нет, плотнее, и где-то посередине, как будто ты его лижешь, — скорректировал я ее – и смотри вверх, на мое лицо.

Оля переместила язык на середину и плотно прижала.

— Все, не двигайся, — сказал я ей и начал выбирать ракурс. Сделать это было не так просто, во-первых, потому что я видел экран телефона под большим углом, а во-вторых, потому что слюна с языка Оли начала медленно стекать вниз по моему хую, что очень отвлекало, так как ее язык был теплый, а стекавшая слюна тут же остывала. Но, несмотря на этот диссонанс, фото было успешно сделано и отослано получателю. Оля убрала язык, и я с сожалением засунул хуй обратно туда, где ему было очень некомфортно.

«Отлично, Максим!» — очень серьезный человек был явно доволен результатом.

«Теперь сними короткое видео, как ты ебешь эту блядь в рот».

На меня накатила волна возмущения. Да как он может к ней так обращаться!

«Знаете, Оля совсем не блядь, а очень порядочная женщина!» — не удержался я, бросившись на защиту своей соседки. В ответ я получил целую строчку смеющихся смайликов.

«Максим, на словах все бляди очень порядочные женщины, и эта не исключение. Ну, сам подумай»

Я мысленно прокрутил в голове события последнего часа, и моя наивность начала медленно оседать. А ведь, пожалуй, он в чем-то, наверное, прав…

Я посмотрел на Олю. Она сидела на моей кровати, по-прежнему без трусов, с пиздой в моих слюнях и с анальной пробкой в жопе, и с видом очень порядочной женщины осторожно шкрябала ногтями по языку, видимо, пытаясь убрать прилипший к нему волос с моего лобка.

— Ну что там, Максим? – спросила она, избавившись наконец от досаждающего волоса, — он хочет что-то еще? Что надо делать?

— Он хочет…эээ… в общем он хочет, чтобы я немножко поебал тебя в рот и снял на видео, — ответил я, как обычно сохраняя язык заказчика.

— О, со мной раньше такого не делали, — тут же отозвалась Оля, как ни в чем не бывало, — обычно я сама… — она запнулась.

— Обычно ты сама сосешь хуй? – подсказал я ей.

— Ну да, обычно сама сосу, — утвердительно кивнула Оля.

— Ну, все когда-то бывает в первый раз, — глубокомысленно заметил я, — не переживай, это, по сути, то же самое, только тебе не придется ничего делать, просто держи рот открытым и все.

— Да? Так просто? Тогда я готова! – воскликнула она и с готовностью открыла рот.

Я снова освободил томившийся хуй из плена штанов, положил его в рот Оле, и включив запись, начал осторожно двигать им туда-сюда, стараясь не засовывать его слишком глубоко. Один раз это у меня не получилась, и Оля вздрогнула от рвотного рефлекса, издав звук, похожий на короткое — гек, но я быстро исправился и больше такого не допускал. Секунд десять записи – и ролик готов. Я вынул хуй из Олиного рта, но на этот раз прятать не стал, наученный предыдущим опытом.

— Ой, тут немного помады осталось, я сейчас уберу, — сказала она, но я ее остановил.

— Да не надо, сам потом вытру.

Я нажал на кнопку, и ролик улетел.

«Максим, ну что ты по-детски ебешь, давай как мужик, тебе что, восемнадцать что ли» — последовал неодобрительный комментарий.

«Вообще-то, да» — ответил я серьезному человеку, получив в ответ, как уже стало обычно, кучу смеющихся смайликов.

«Ну ты даешь, парень, повеселил. Но знаешь, это не отмазка. Давай-ка сделай все по-взрослому»

«Это как?» — решил уточнить я.

«Максим, не разочаровывай меня» — это уже явно звучало как угроза. Я вздохнул. Я ведь сразу прекрасно понял, что он имел в виду.

Я повернулся к Оле.

— Он хочет еще такое видео, только просит, чтобы я тебя поебал в рот… эээ… пожестче. Ну, то есть поглубже. Сразу предупреждаю, это уже может быть не очень приятно.

Оля на секунду задумалась, но тут же с готовностью кивнула головой.

— Хорошо, Максим, как скажешь, за меня переживай, я, если надо, потерплю. Без проблем! – и она снова лучезарно улыбнулась мне.

Если в детстве мне хотелось стать сначала пожарником, потом космонавтом, то сейчас мне очень захотелось стать таким же серьёзным человеком, как невидимый собеседник в секретном чате. Когда любая женщина готова исполнить любой твой каприз, то… Интересно, как такого добиваются? Может быть, когда ни будь я это пойму… а сейчас я просто засунул свой хуй обратно в Олин рот, начал ебать и включил запись.

В этот раз я уже не особо церемонился. Каждый раз, когда мой хуй доставал до ее горла, она гекала, дергалась, но терпела. Секунд десять – и новая запись готова. Я вынул хуй из ее рта и глянул на Олю. Она сидела с увлажненными глазами, переводя дух.

Я скинул видео и стал ждать ответ.

«Спасибо, Максим, отличная работа, я знал, что ты меня не разочаруешь!» — вспыхнувшее сообщение легло приятным бальзамом на мое самолюбие, все-таки я и серьезный человек не такие уж и разные, если я начал понимать его запросы.

«Ну, собственно, все. Пока Максим» — неожиданный поворот событий застал меня в врасплох. То есть, все?

«Подождите» — всполошился я, «все, в смысле, все нормально? Так вы приедете к Оле? Что мне ей сказать?»

В ответ я снова любовался кучей смеющихся желтых колобков.

«Нет, конечно! Максим, ты хороший парень, и я, пожалуй, тебе объясню. Я давно ищу на этом сайте ту единственную, которая бы отказалась даже от самой первой моей просьбы, но, веришь или нет, попадаются одни бляди. Конечно же я не собираюсь приезжать. Более того, я немедленно удалю этот чат после моего последнего сообщения»

«А что же мне теперь делать?» — растерянно спросил я у серьезного человека. Ответ был краток.

«Максим, думаю, ты и сам прекрасно знаешь. На этом все»

Чат мигнул и исчез, оставив смотреть меня на пустой экран.

Я молча опустил бесполезный уже телефон и взглянул на Олю. Серьезный человек опять был прав. Я прекрасно знал, что мне делать дальше. Я знал это уже давно. Знал с того самого момента, когда Оля, выбирая специи, стояла раком на кухне, а я рассматривал ее стройные ноги на каблуках и соблазнительную жопу в обтягивающей юбке. Знал, потому что уже тогда, на кухне, на мой хуй поступил слабый импульс. Знал, потому что это знание существует в глубине каждого мужчины с рождения, этот непреложный закон жизни. Закон этот состоит всего из трех слов, и эти простые, ясные любому слова звучат так –

«Блядей. Надо. Ебать»

Я положил телефон на стол и молча повернулся к Оле.

— Ну, что он сказал? – спросила Оля с надеждой в голосе, уже придя в себя нашего последнего с ней занятия.

— Хочешь знать, что он сказал? А ну, встала, быстро! – приказал я. Оля непонимающе подняла на меня глаза.

— Встала, сука! – рявкнул на нее я. Оля испуганно вскочила, пытаясь понять, что происходит. Я грубо развернул ее к себе спиной.

— Руки подняла! – Оля с недоумением оглянулась, но тем не менее мой приказной тон заставил ее повиноваться.

Я одним движением сорвал с нее блузку, затем расстегнул лифчик и отбросил в сторону. Затем я обхватил ее шею левой рукой сзади, и прижал Олю к себе. Плюнув на правую руку, я начал мять ее сиськи и размазывать слюни по ее соскам, которые тут же затвердели.

— Хочешь узнать, сука, что он сказал? – опять повторил я свой вопрос.

Оля утвердительно кивнула в ответ.

— Я не слышу! – рявкнул я.

— Да, хочу, — дрожащим голосом наконец произнесла она, а мне только это и надо было, потому что как только она открыла рот, я засунул туда пальцы левой руки. Оля возмущенно замычала, но было уже поздно – мои пальцы начали двигаться в ее рту назад- вперед.

— Так вот, он сказал, — с этими словами я переместил правую руку назад и выдернул анальную пробку из ее жопы, от чего Оля вздрогнула, — он сказал, что ты шлюха ебаная, — продолжил я, пробиваясь пальцем правой руки к ее анальному отверстию – тебе ясно, пизда? Оля возмущенно замычала, и сжала ягодицы, препятствуя моему плану.

— А ну, блядина, разжала булки! – рявкнул я ей на ухо, одновременно протолкнув ей пальцы левой руки глубоко в рот. Оля задергалась от рвотного рефлекса, расслабила ягодицы, и я наконец смог засунуть указательный палец правой руки ей в уже заранее смазанное очко.

— Ты что, сука, не согласна с тем, что ты блядь? – спросил я Олю вполголоса, так как говорил ей практически на ухо. Оля замотала головой.

— Что, так значит ты у нас порядочная да? – сказал я, и начал методично ебать ее двумя руками, левой в рот, а правой в жопу. Оля утвердительно закивала.

— Ну да, — продолжил я, — ты у нас, значит настолько порядочная, что можешь спокойно стоять с голой пиздой перед соседом, тебе можно без проблем, засунуть анальную пробку, в очко, а потом еще и выебать в рот? Да? Сука?

В ответ Оля только мычала что-то невразумительное.

— Нет, блядина, порядочные женщины так не поступают, — продолжал я, не переставая ее ебать, — ты, Оля, подстилка, ты шлюха ебаная, тебе ясно это?

В этот момент я понял, что она уже не мычит, а скорее постанывает просто от удовольствия. Ее телу явно начинало нравиться происходящее, хотела она этого или нет.

— Что, блядь, понравилось когда тебя ебут в жопу? – я вынул пальцы из ее рта, чтобы дать возможность ответить.

— Да… — робко прошептала она.

– Тогда сделаем рокировку! – я быстро вынул палец правой руки из ее задницы, поменял руки местами, и теперь уже обхватывал ее шею правой рукой.

— Сука, быстро открыла рот, и хорошенько вылижи палец из твоей жопы, — приказал я.

Оля поморщилась, и с отвращением отпрянула от моего пальца. Я грубо затолкал ей его в рот. Оля возмущенно замычала, но потом я почувствовал, как ее язык начинает обрабатывать его. Я левой рукой засунул ей в жопу два пальца, и, поменяв таким образом руки, продолжал ебать ее таким образом еще пару минут, попутно объясняя ей ее блядское место в этой жизни.

Наконец, урок был закончен, я отпустил ее, и развернул к себе лицом и приказал вылизать пальцы теперь уже левой руки. На этот раз Оля справилась без отвращения на ее лице, вылизав их быстро и аккуратно.

— А теперь стала раком на кровать, шлюха недоебанная, быстро! – отдал я новый приказ. Оля повиновалась, я стал перед ней, и мой хуй как раз оказался в районе ее головы.

— Помнится, ты совсем недавно ты говорила мне, что умеешь сосать, я прав или нет? – спросил я ее и угрожающе наклонился.

— Да, говорила, — с трудом пробормотала она, тяжело дыша.

— Ну, пора показать свои умения, — сказал я, — давай, блядина, соси хуй.

Я помахал своим хуем перед ее лицом. Оля взяла в рот и начала сосать. Менее чем через минуту мне стала ясно, что она в этом деле не большая умелица.

— Давай, сука, активнее работай ртом, — подбадривал периодически ее я, — давай, хуесоска пиздоблядская!

Но все было тщетно. Она пыталась сосать хуй так, как обычно это делают красиво в каких-то зарубежных дорогих порнофильмах, но на практике такое сосание не стоило ничего. Я понял, что так дела не будет, схватил ее за затылок и начал просто насаживать ее голову ртом на свой хуй, жестко и быстро.

Оля начала хрипеть, мычать, а изо рта обильно потекли слюни. Сначала мой хуй весь покрылся пузырями от ее слюны, потом она активно начала капать на пол, постепенно образовав лужицу, а ее мычание смешалось со хлюпаньем. Напоследок я стал насаживать ее рот на свой хуй так быстро, что слюни из ее рта начали лететь в разные стороны. Затем я резко оттянул ее голову за волосы назад, чтобы поднять ее лицо наверх. Из уголков ее рта по краям текли струйки.

— Ну что, сука ебаная, понравилось сосать мой хуй? – спросил я ее.

— Да, — утирая рот рукой, тихо промычала она.

— Я что-то не расслышал. Громче, еще раз, что тебе нравиться делать, хуесоска?

— Мне нравиться сосать твой хуй, — уже погромче ответила Оля.

— Все еще не понял, чей хуй тебе нравиться, блядота?

— Я обожаю сосать твой хуй, Максим! – наконец-то громко и четко выдала правильный ответ Оля.

Я смачно плюнул ей прямо в лицо, и растер по нему свой плевок рукой.

— Люблю послушных блядей, — одобрительно бросил я ей.

— Кстати, пизда, помнишь, как я ебал тебя в рот типа по-взрослому?

— Эээ… да… – растерянно ответила она.

— Так вот, я, пожалуй, в тот разя тебя пожалел. А вот сейчас, вафлистка, я реально выебу тебя в рот по жесткому, — и с этими словами, не дав ей опомнится, я засунул ей хуй в рот, и жестко схватив ее голову двумя руками, резко протолкнул хуй глубоко ей в горло. Рвотный рефлекс сработал немедленно, ее спина выгнулась, и начала сотрясаться, а из горла полились булькающие, хрипящие и гекающие звуки. Она резко застучала кулаками по моим бедрам. Я вынул хуй, и отвесил ей звонкую пощечину.

— Пизда ебанная, еще раз так сделаешь, сильно пожалеешь, поняла? – я угрожающе придвинулся.

Оля торопливо затрясла головой. Я снова засунул хуй ей в рот по самые яйца, и стал жестко и быстро ебать ее в рот максимально глубоко, лишь ненамного высовывая хуй. Периодически я вынимал его из ее горла, но не вынимал полностью изо рта, чтобы дать ей немного отдышаться, а затем снова продолжал ебать. Оля дергалась в конвульсиях, громоко гекала, булькала и хрипела, по моим яйцам потоками лилась уже даже не слюна, а какая-то кашеобразная жидкость. Сверху мне открывался отличный вид на ее жопу, и я подумал, что, пожалуй, чего тут не хватает. Во время одной из передышек я оглянулся вокруг и заметил резиновый хуй, лежащий на столе. Точно! Я взял его, нагнулся и засунул ей в пизду.

— Нехорошо, когда у такой блядской подстилки как ты, простаивают дырки, когда ее ебут в рот – объяснил я Оле, и устроил ей самый последний сеанс жесткой глотко-ебли. Одну ладонь я положил ей на горло, чтобы чувствовать рукой свой хуй когда он в него заходит полностью, и, о да, какое же это было удовольствие. Напоследок я плотно зажал ее голову руками и засунул хуй так сильно, что ее нос уперся мне прямо в лобок, и остановился. Оля начала неистово дергаться, стучать изо всех сил кулаками по моим бедрам, хрипеть и мычать, но я крепко держал ее голову, не давая хую высунуться ни на сантиметр.

— Хочешь, сука, чтобы отпустил, так быстро высунь язык и лижи яйца, шлюха ты, ебаная в рот.

Оля непостижимым образом умудрилась высунуть язык, и послушно начала водить им по моим яйцам, увлажняя их. Оценив по достоинству ее старания, я резко вынул хуй из ее горла, схватил за волосы и оттянул назад голову. Оля, освободившись, судорожно вздохнула и закашлялась. Из ее красных глаз лились слезы, черными потоками стекая вниз вместе с размытой тушью, из носа вытекали сопли, а с моего хуя до ее подбородка свисала та самая непонятная густая каша. Я осторожно собрал хуем с ее лица эти слезы, сопли, и непонятную кашу, приказал ей открыть рот и затолкал ей все это добро обратно.

— Убери-ка за собой, хуесоска, — приказал я. – Слизывай все с хуя и глотай.

Оля с трудом, давясь, сумела проглотить свои каше-слюне-сопли, и я, нагнувшись, одобрительно похлопал ее по пизде.

Ну что, ж, подготовка закончена, пора было приступать к основной программе.

Я схватил ее за плечи и поставил на ноги. Переместив ее к столу, я снова нагнул ее раком, но теперь уже стоя.

— Ноги, раздвинула, — приказал я. Оля неохотно немного расставила ноги.

— Сука, шире раздвинула, пизда ты ебучая! – мне опять пришлось прибегнуть к грозному тону.

Оля тут же послушно расставила ноги на нужную ширину. Я отступил на шаг и полюбовался стоящей раком Олей. Ноги на каблуках выглядели потрясающе, из ее пизды все еще торчал резиновый хуй, а с одной ноги почти наполовину сполз чулок. Я аккуратно подтянул его на место. Ебля еблей, как говориться, но блядь должна выглядеть эстетично.

— Ну что, блядище, пора тебя уже выебать основательно, — сказал я ей. — Да?

— Да, — как-то жалобно всхлипнула она в ответ.

Моя рука описала дугу и звонко припечаталась ладонью к ее жопе.

— Что-то я опять не расслышал, сука, — заорал я.

— Да, я готова, — чуть громче ответила Оля.

— Да еб твою мать, — с этими словами я схватился за резиновый хуй, торчащий из ее пизды, вогнал его ей поглубже и начал вращать вправо-влево, так, чтобы резиновые яйца терлись об ее клитор.

— К чему ты готова, блядище?

— Я готова ебаться! – наконец звонко выдала Оля, и я вынул из ее пизды резиновый хуй.

Мой хуй уже было нацелился на ее влагалище, но вдруг я остановился. В моей голове опять возник образ очень серьезного человека, в костюме. Теперь он сидел на небольшом коврике на полу, скрестив ноги как буддийский монах, а в его взгляде читалась глубокая мудрость. Серьезный человек в моей голове поднял указательный палец вверх и назидательно изрек:

— В пизду наебешься еще ты, юноша, а вот в жопу… — и он вопросительно закатил глаза вверх.

— Черт, а ведь он опять прав, — подумал я, и решительно засадил хуй Оле в задницу. Она удивленно охнула, пытаясь что-то сказать, но я уже начал ее ебать, и ей ничего не оставалось, как тихо охать, придыхая в такт.

Я начал ебать Олю в жопу медленно, сильными, резкими толчками.

Сперва Оля тихо охала в такт толчкам, но скоро ее короткие вздохи — ох, ох, ох, — становились все протяжнее, и протяжнее, и вот уже они начали походить на о-ох, потом на о-о-х, а потом ассортимент, издаваемый Олей звуков, расширился до о-о-ох, и о-а-ах, и начал походить уже больше на стоны, чем на вздохи. Я начал ебать ее чуть быстрее, и заметил, что чем больше я ускоряюсь, тем наоборот, протяжнее Оля начинает стонать.

Через пару минут ебли я вдруг вспомнил свое недавно изобретенное правило свободной дырки.

— Помнишь, пизда ебаная, что я говорил, что у бляди все дырки должны быть заняты, когда ее ебут? – спросил я Олю, схватив ее за волосы и легонько потянув на себя.

— Да, пом-ню, — в такт толчкам по слогам проохала она.

Я дотянулся до резинового хуя, прилепил его перед ней на стол и сказал – Так, давай, хуесоска, работай своим блядский ртом.

Оля послушно начала сосать, и ее стоны превратились в приглушенное мычание.

Удовлетворившись результатом, я начал ебать ее еще немного быстрее, опять схватил за волосы и оттянул ее голову от резинового хуя.

— А теперь, сука, давай-ка повторим урок, который ты никак не запомнишь, — сказал я, под шлепающие звуки моих бедер об ее ягодицы.

— Чем ты сейчас занимаешься? — задал я вопрос.

— Я е-бусь, — ответила она, снова разбивая слова по слогам.

— Молодец, — сказал я и опять насадил ее рот на хуй.

— Следующий вопрос, — куда ты ебешься? – поебав ее немного, я снова оттянул ее голову назад, чтобы ее освободившийся рот мог говорить.

— Я е-бусь в жо-пу, — снова простонала она, и я снова насадил ее рот на хуй.

— А почему твоя пизда ничем не занята, блядище ты ебаное? – поинтересовался я. Оля тут поняла к чему я клоню, и тут же начала ебать себя в пизду правой рукой.

Такие циклы хуесосания и ответов меня вполне устроили, и я продолжил в том же духе.

— Тебе нравиться это? – отрыв головы.

— Да, мне нра-виться еба-ться в жо-пу! – и снова мычание рта, сосущего хуй.

— А почему тебе нравиться? – отрыв головы

— Пото-му что я блядь, — и снова сосание.

В следующий раз я так увлекся лапаньем ее груди, что, оторвав голову Оли от резинового хуя, я понял, что забыл задать вопрос. Я офигел, но… вопросы задавать уже было уже не нужно, Оля начала давать правильные ответы и без них.

— Да, мне нравиться, нравиться ебаться в жопу, да мне нрав-мм-м-м — насаживание ртом на хуй, мычание, отрыв — да, сука, да, блядь, мне нравиться ебаться в жопу, потому что я сука блядина, я сука, еб-мм-м-м – насаживание, мычание отрыв – сууука-а-а, я, блядь, нахуй, хуесоска, ебаная в рот, я ебаная шалава, я бл-мм-м-м, — насаживание, на хуй, сосание, отрыв, — блядь, еби меня, еби меня Максим, еби своим сладкий хуем, блядь, суукааа, еб-мм-м-м-м, — насаживание, стоны, мычание отрыв – Да, нахуй, да, еби меня блядь в жопу, Максим, еби, потому что я твоя обконченая шлюха, твоя блядотная подстилка, сука-а-а, твоя ебанная пиз.. Да-а-а-а! – Оля вдруг громко проорала последний слог так, как будто он и не был частью слова, широко распахнув глаза, — Да-а-а-а-а-а-а, — заорала Оля снова еще громче, я почувствовал, как все мышцы ее тела напряглись, и начал инстинктивно ебать ее в жопу все быстрее и быстрее.

— Дааа-аааа-аааа-аааа! – еще громче закричала она, остервенело ебя себя пальцами в пизду. На ее спине блестели крупные капли пота (с меня пот давно катился градом), ноги мелко тряслись, руки тоже, глаза стали закатываться. Я не шутку испугался, что если она заорет еще громче, то сюда сбегутся все соседи, поэтому я резко выпрямил ее и прижал спиной к себе, схватил свободной рукой резиновый хуй со стола и засунул его Оле как можно глубже в горло, одновременно ебя ее в жопу так быстро и сильно, насколько я вообще мог.

Очень, очень вовремя. Как только резиновый хуй оказался в ее горле, ее тело накрыл мощнейший оргазм. Пальцы Оли безвольно выпали из пизды, и она содрогнулась так, словно ее ударило высоковольтным разрядом тока. Оля дико замычала, долго, громко и протяжно, а затем каждая мышца ее тела начала биться в конвульсиях. Я плотно прижимал ее к себе, и чувствовал каждой клеткой все ее судороги, в ее экстазе слились сразу несколько волн спазмов, одни – от того, что я ебал ее жопу, другие – потому что она ебала себя пальцами в пизду, еще от того, что она задевала вдобавок рукой свой клитор, и наконец – от рвотного рефлекса, вызванного резиновым хуем в ее глотке.

— Прекрасный момент, чтобы кончить – подумал я про себя (вообще непонятно, как я продержался так долго), но кончать в жопу как-то не очень хотелось, поэтому я быстро вынул оттуда хуй, и легко скользнул им Оле во влагалище. Мой хуй содрогнулся и начал выплескивать в мокрую, текущую Олину пизду потоки спермы.

— Д-а-а-а-а-а-а, — теперь была моя очередь громко стонать, чувствуя, как хуй буквально плавает в реке смазки, кончины, и вообще во всем что может оказаться в ее блядской пизде, — ебать, сука-а-а, да, нахуй, да-а-а…

С этими стонами я сделал несколько последних, сильных, резких толчков хуем, освобождаясь от остатков спермы, и закрыл глаза, тяжело дыша. Меня тоже били конвульсии, не такие, конечно, мощные как Олю, но испытывал я такое впервые. Наконец, я начал понемногу успокаиваться, а Оля все еще содрогалась от спазмов, продолжая мычать. В какой-то момент дрожь в ее теле стала настолько сильной, что она не смогла держаться на трясущихся ногах. Тело Оли обмякло, и я тут же подхватил ее, поднял и осторожно положил на кровать, обессиленно опустившись рядом с ней.

Еще трясло еще несколько минут, но постепенно ее стоны становились все тише и мягче, а дрожь все меньше. Оля приоткрыла глаза и посмотрела мутным взглядом сначала на меня, затем на мой хуй, который еще, как ни странно, никак не мог успокоиться и был, так сказать, в полурабочем состоянии.

Я окинул ее взглядом. По ее щеками была размазана косметика, волосы растрепались, но, несмотря на это, ее лицо буквально светилось от ни с чем не сравнимого счастья. Оля как будто помолодела лет на двадцать, и я вдруг отметил, что она довольно красивая. Ноги в чулках и туфлях смотрелись просто шикарно, а изгибами ее бедер можно было любоваться не хуже пламени костра. Мне захотелось прилечь рядом с ней и начать гладить по этим бедрам, ногам, груди…

Откуда-то сверху раздалось неодобрительное цоканье. Я поднял глаза. Надо мной, сидя на небольшой персональной тучке, парил серьёзный человек и неодобрительно качал головой.

— Никогда не показывай бляди, как сильно она тебе нравиться, даже если это и так, — выдал он очередное назидание.

Интересно, подумал я, он долго еще будет жить у меня в голове? В ответ он лишь загадочно улыбнулся и исчез. Я отогнал видение, и подумал, что, в общем то, я совсем не против его компании. Ведь он, конце концов, это я сам. Я поднял валявшуюся на кровати анальную пробку, подсел к Оле поближе и засунул пробку ей в жопу. Оля издала сладкий стон.

— Что, блядина, стонешь, давай-ка, лучше убери за собой, — сказал я.

Оля сразу же поняла, что я имею в виду, перевернулась на живот и, томно мыча, принялась посасывать мой хуй, слизывая с него остатки пребывания в ее жопе и пизде, вместе с оставшейся спермой.

— Какой же у тебя вкусный хуй, Максим, — оторвавшись от сосания, нежно произнесла она, и опять принялась работать ртом.

Мм-м-м-м, мм-м-м-м, — томно издавал ее сосущий хуй рот, и надо же, на этот раз она сосала как надо. Интересно, подумал я, чтобы Оля поняла, как правильно это делать, потребовалось сначала хорошенько отъебать ее в жопу. Она наконец закончила с вылизыванием, отодвинулась, сладко потянулась и легла боком, подперев рукой голову.

— Слушай, Максим, — робко начала она, положив мне руку на яйца и нежно поглаживая их, — скажи, а это ведь правда был не последний раз?

— Конечно, — чуть было не выпалил я, но вовремя осекся. Серьезный человек бы такого не одобрил. Вместо этого я задумчиво покачал головой, и нерешительно протянул, наблюдая за ее реакцией:

— Ну-у-у… Не знаю… Посмотрим…

— Ну пожалуйста, Максим, — умоляюще взглянула она на меня, — я хочу быть твоей подстилкой, твоей блядью, хуесоской, твоей ебаной пиздой, вообще всем, кем хочешь. Я хочу быть твоей рабыней. Можешь ебать куда угодно, в пизду, в рот, в горло по самые яйца, хотя конечно же лучше в жопу, — на этих словах она сладко сжала ягодицы и закатила глаза, — и вообще, можешь делать со мной все, что хочешь! Тебе можно, потому что ты – мой господин.

Я нахмурил брови.

— Нет, пожалуй, лучше зови меня не господин, а Босс.

— Хорошо, Босс, — Оля сложила ладони вместе и попыталась почтительно поклониться.

— А если я, скажем, — я на мгновение задумался, вспоминая одно видео, — захочу поссать на тебя, а потом все еще ссущий хуй засуну тебе в твой блядский рот, и буду ебать и ссать тебе в рот одновременно? А ты будешь послушно глотать мочу?

— Конечно, Максим! – Оля ослепила меня лучезарной улыбкой, — можешь начинать хоть сейчас! – и она пригласительно приоткрыла рот.

— Нет, давай оставим это как-нибудь на потом, — устало отмахнулся я.

— А если я захочу выебать тебя на пару с твоей подружкой, которая тебя сегодня подвела? Будешь лизать ее пизду?

— Могу ее прямо сейчас набрать! – радостно откликнулась Оля, легонько сжимая рукой мой хуй.

Просто фантастика, подумал я.

— Ладно, я понял, не надо, давай и это оставим как-нибудь на потом.

Оля надула губки.

— Так а что не на потом? Максим, ну пожалуйста, выеби меня в жопу хотя бы еще разок!

Она медленно принялась дрочить мой уставший хуй.

— Ладно, блядина, — я удивился, с какой лаской и нежностью я умудрился произнести эти слова, — так уж и быть, выебу, не переживай.

Оля тут же уловила эти новые нотки нежности в моем голосе и ответила лучезарной улыбкой.

— А когда, Максим? – мягко спросила она.

— Давай, скажем, завтра приходи, в четыре, — задумчиво произнес я, — только знаешь что?

— Что?

— Твое очко еще не сильно разъебанное, поэтому мне завтра понадобиться помощь. Я позову двух своих друзей, и мы будем ебать тебя в жопу по очереди.

— А как же твое правило? Когда ебут такую шлюху как я, должны быть заняты все отверстия! – она мило улыбнулась. – выебите меня завтра во все дыры одновременно, ну пожалуйста!

— Конечно, ебаная ты блядь, не вопрос.

— Меня прямо завтра уже будут ебать целых три хуя, — Оля мечтательно закатила глаза, ее рука как бы невзначай скользнула вниз, она раздвинула ноги и стала медленно поглаживать себя пальцами по еще мокрой и скользкой пизде.

— Так, хорош, хватит уже на сегодня, — рассмеялся я и убрал ее руку.

— Слушаюсь Босс!

Оля опять изобразила поклон.

— Ну что, а сейчас мне надо отдохнуть, так что давай, хуесоска, собирай манатки и пиздуй домой, и да, хорошенько вымой на завтра жопу.

Оля с трудом поднялась на все еще слабо трясущиеся ноги стала собирать свои вещи. Она уже собиралась надеть лифчик, но я ее остановил:

— Эй, блядина, иди так, голая, с пробкой в жопе, зайдешь и сразу в душ.

— А вдруг меня кто-то увидит? – испуганно заморгала Оля.

— Да не увидит, до твоей двери всего пару метров, — уверил я ее.

— Слушаюсь, ну я пошла, до завтра, Босс!

— До завтра, блядище! – тепло попрощался я с ней.

Оля медленно удалилась, слегка покачивая бедрами, специально чтобы я это видел. На одном из бедер игриво блестел застывший ручеек спермы, вытекший из пизды. Я проводил ее нежным, ласкающим взглядом.

После того как входная дверь за Олей захлопнулась, я устало повалился на кровать и начал погружаться в сладкий сон.

— Интересно, — уже почти засыпая, напоследок пришла мне в голову мысль, — А в пизду этой блядины влезет два хуя сразу?

Подборка порно рассказов:

Турция развратила мою жену

Всем привет, расскажу историю становления супруги эскортницей. В 2019 году мы поехали в Турцию на курорт в Анталию, поселились в красивом отеле все как всегда, бассейн, пляж, море, 🌞. Мою супругу зовут Наташа, красивая девушка 35 лет, рост 165 вес 50, Грудь 2.5, волосы рыжие миниатюрная красотка🔥. Всегда любила одеваться вызывающе, откровенно, и честно говоря…

Оргия на новоселье

Может немного банально, но я хочу рассказать про мою семейную жизнь, а вернее про один случай из нее. Мы с женой, ее зовут Лена, женаты 5 лет. До последнего мы были простой семейной парой, не чем, наверное не отличавшейся от других. В постели тоже все было в порядке, не считая того что Лене всегда хотелось…

Жена шаболда муж тюфяк

Это было летом прошлого года. Я возвращался с работы домой как обычно, ожидая получить с порога от жены ведро с мусором… Но никакого ведра в руках Тани (так зовут мою вторую половину) я не увидел. Она открыв мне двери, даже не взглянув на меня, лишь спешно сказав мне «Привет. Проходи в залу, у нас гости.»…

Увидев, как старший брат трахает мачеху, молодая девушка сама напросилась на его член

Категории:

Увидев, как старший брат трахает мачеху, молодая девушка сама напросилась на его член Света жила в большой и не совсем дружной семье. Матери не стало несколько лет назад и отец сразу же нашел себе молодую, белокурую красотку с огромными сиськами третьего размера. Света же такими прелестями похвастаться не могла и лишь завистливо слушала по ночам,…

Анна потеряла контроль и отдалась

Наша большая компания друзей решила отдохнуть летом вместе. Проехаться по региону, остановиться в нескольких городах, отдохнуть, искупаться. Словом, немного расслабиться и пожить беззаботно, забыв хотя бы на неделю о работе и других обязанностях. Мы все давно знакомы, а по мере появления мужей и жён, они плавно вливались в общую компанию. Случай, о котором я хочу…

Неверная жена

Моя жена не очень давно устроилась работать в больницу. Однажды она позвонила и сообщила, что задержится, так как у них решили отметить день рождения сотрудника — заведующего отделением. Прошло два часа, а она не шла. Я пошёл к ней на работу, но мне медсёстры сказали, что вечеринка только что закончилась, а мою жену взялся подвезти…

Интим отношения с тещей

Категории:

Волнуясь как мальчишка, я подошёл к кафе, что стояло на углу нашей улицы. В неярко освещенном зале, Маргариту Степановну я увидел сразу. Яркая шатенка с пышной прической в блузке с глубоким декольте. Такое декольте невозможно было не заметить. В глубоком вырезе была видна чуть не половина груди. Лощина между больших холмов, так и цепляла взгляд….

Дачный угодник Иваныч

Бывал я на новой даче не часто, обычно это были выходные и то через раз. Зато тётя с дядей — Виктория Сергеевна, с Александром Петровичем, там практически жили, по большому счету, что им еще делать Александр Петрович, мой дядя ещё молод, правда, он работал где-то на непыльной такой должности неполный рабочий день, так сказать приносил…

Куколд фетишист

Категории:

Анна была высокой брюнеткой, с длинными ногами и небольшой грудью с идеальной округлой формой. Именно такой, что позволяла верхним округлостям её груди выглядывать из-под строгой белой рубашки. Юбка до середины бедра подчеркивала округлые бёдра, и разрез сбоку позволял увидеть именно столько, чтобы вызвать непоборное желание запустить руку в него и коснуться внутренней стороны её бёдер….

Все в сперме

Всё началось с того, что ко мне в гости приехала сестра. Всю неделю я работала и времени пообщаться у нас практически не было. Но в субботу вечером, я и моя сестра пошли в мексиканский бар-ресторан. Поужинав, мы Анной перешли на бар, где в этот вечер текилу продавали за пол цены. Уже через пол часа вокруг…